Бузунов Роман Вячеславович
Президент Российского общества сомнологов,
заслуженный врач РФ, профессор, д.м.н.,
ведущий российский эксперт по бессоннице, храпу, апноэ сна и СИПАП-терапии
Бессонница

Программа лечения стресса и бессонницы доктора Бузунова

Комментариев: 0
07
07.21

Когда в возрасте 25 лет я, молодой доктор, консультировал первого в своей практике министра, то слегка заикался и чувствовал, как у меня по спине стекали капельки пота. 

Когда в 33 года я, кандидат медицинских наук,  сидел в окружении 6 академиков и профессоров  на консилиуме у Президента РФ Бориса Николаевича Ельцина и давал свои рекомендации, все еще чувствовал себя несколько неуютно. Но уверенности уже прибавилось, так как в то время я был одним из немногих специалистов в области сомнологии в России.

Когда в 45 лет ко мне, доктору медицинских наук, на консультацию опоздал на 30 минут губернатор, я сказал ему, что консультацию надо будет перенести. Его это сильно удивило, если не сказать возмутило. На что я спокойно ответил, что следующий у меня тоже губернатор, и не очень удобно его заставлять ждать, если он придет вовремя. 

В общем, отработав 27 лет сначала в 4-м Главном управлении Минздрава СССР, а потом в Главном медицинском управлении Управления делами Президента РФ, я получил богатый клинический опыт и прошел хорошую школу общения с высшими должностными лицами государства, политиками, общественными деятелями, крупными бизнесменами и деятелями искусства. 

Собственно, это я к чему? Многие годы я занимаюсь лечением бессонницы у данных категорий пациентов. Сначала, как и было принято, я лечил пациентов снотворными препаратами. Но, к сожалению, понимал, что, однажды назначив препарат, потом буду лечить человека практически пожизненно: увеличивать дозы, назначать более сильные препараты или их комбинацию. Конечно, будут попытки отмены, но рецидивы практически неизбежны…

Нерадостная была картина. Около 10 лет назад я начал понимать бесперспективность применения снотворных при хронической бессоннице и стал существенно больше внимания уделять рекомендациям по гигиене сна и образу жизни, что в ряде случаев позволяло не назначить препараты. А если пациент уже их принимал, то снизить дозировки и даже отменить. 

Кардинальное изменение подходов к лечению бессонницы во всем мире произошло в 2017 г, когда вышли новые клинические рекомендации сначала в США, потом в Европе и России. Первой линией лечения бессонницы была признана когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) бессонницы. В основе этой терапии лежит постулат о том, что сам пациент может справиться с бессонницей, если мы поможем ему поменять определенные привычки, перестроим образ жизни, научим справляться с негативным мышлением и стрессами. За последние 4 года, если так можно выразится, я полюбил бессонницу. Используя достижения сомнологии в мире и собственный клинический опыт, я создал и реализую авторскую программу когнитивно-поведенческой терапии бессонницы, которая позволяет излечить около 70% пациентов с хронической бессонницей за 6-8 недель без применения снотворных и препаратов. Более подробно об этом можно почитать на сайте www.sonzdrav.ru. Совместно с моей коллегой сомнологом Черкасовой Софией мы написали в 2020 г книгу-самоучитель по КПТ бессонницы: «Как победить бессонницу? Здоровый сон за 6 недель».  Она стала бестселлером в 2020 и 2021 г. по версиям сайтов OZON.RU и LITRES.RU.

Следующим этапом была разработка программы борьбы со стрессом, основанной также на когнитивно-поведенческом подходе. Чем легче человек справляется со стрессом, тем меньше вероятности развития тревоги, депрессии и бессонницы. Программы была разработана на основании большого клинического опыта и понимания проблем серьезных руководителей и бизнесменов. Немаловажным элементом является и умение общаться с такими пациентами. Я бы даже сказал, что обладаю определенным «даром убеждения», который очень важен для реализации когнитивно-поведенческого подхода к лечению стресса.  Понятно, что в 25, 33 или даже 45 лет мне было сложно давать не просто медицинские, но и жизненные советы. Но в свои 56 лет я вполне могу это делать, пройдя и развал Союза, и все прочие катаклизмы и получив бесценный жизненный опыт, а также наблюдая на протяжении десятилетий судьбы тысяч моих пациентов, которые находились в постоянном стрессе и страдали бессонницей. 

Хроническая бессонница обычно развивается на фоне тянущихся стрессовых ситуаций. Крупные чиновники и бизнесмены постоянно находятся под жестким прессом внешних обстоятельств, от которых просто так не отмахнуться. Вспоминаются слова из песни Владимира Высоцкого «Чужая колея»:
Сам виноват – и слезы лью,
И охаю –
Попал в чужую колею
Глубокую.
Я цели намечал свои
На выбор сам,
А вот теперь из колеи
Не выбраться.

На каком-то этапе нахождения в этой «колее» нервная система не справляется с нагрузкой и дает сбой. Развивается сначала тревожное, а потом депрессивное состояние, зачастую сопровождающееся тяжелой бессонницей. А сама бессонница еще больше ухудшает психическое состояние человека. Но «серьезному» человеку, имеющему, как ему кажется, стальные нервы, прошедшему сквозь огонь, воду и медные трубы, подчиняющему своей воле миллионы людей или отвечающему за миллиардный бизнес, крайне сложно смирится с тем, что он не смог совладать со своей же нервной системой. Ему лучше найти какую-нибудь болезнь типа сосудистого поражения головного мозга, нарушения обменных процессов или гормонального профиля, дефицита витаминов. Вот тогда, он как бы и ни при чем, а во всем виновата сама болезнь. И врачи должны что-то сделать, чтобы эту болезнь вылечить, а человек со стороны на это посмотрит, ничего сам не предпринимая.

Ну, или самый простой вариант – снотворные, транквилизаторы, антидепрессанты. Просто дайте мне таблетку, и я буду высыпаться. При этом «придворные» врачи, всецело зависящие от босса, конечно, не смогут отказать. Но это как наркотики – сначала будет хорошо, а потом это приведет к разрушению нервной системы и самой личности человека. Вспомним Леонида Ильича Брежнева, над которым все смеялись на закате его карьеры. Это никакой не инсульт и не заболевание мозга – это бесконтрольный прием больших доз транквилизаторов, услужливо поставляемых его медицинским или рабочим окружением. А описываемые у Брежнева периоды астении – не что иное, как «запойное» употребление тех самых транквилизаторов. Об этом подробно написал в своей книге академик Евгений Иванович Чазов: «Здоровье и власть. Воспоминания «кремлевского врача»». Да и многие прочие престарелые Члены Политбюро тогда плотно «сидели» на снотворных по словам Евгения Ивановича. 

Более подробно об истории болезни Л.И. Брежнева можно узнать из видео «Л.И. Брежнев и снотворные препараты».

Почему же невозможно вылечить хроническую бессонницу таблетками? Если бессонницу вызвал какой-то чрезвычайный, но конечный стресс (смерть близкого человека, теракт, землетрясение, развод), то назначение препаратов оправдано. Мы успокоим нервную систему и вылечим бессонницу. Да и сам стресс уже закончится.  

А если у человека вся жизнь представляет собой один большой и тянущийся стресс, который привел к развитию бессонницы? В этой ситуации можно дать снотворные, но потом будет их практически невозможно забрать. Мы от чего человека лечим? От такой жизни? Вот и придется принимать препараты до конца жизни. Причем, не исключено, что препараты этот конец и приблизят.

Канадский педагог Лоуренс Питер описал синдром конечной остановки, названный «Принцип Питера». Суть его заключается в том, что человек, поднимающийся по карьерной лестнице, в конце концов занимает должность, на которой он не справляется со своими обязанностями «В иерархической системе каждый индивидуум обычно поднимается до уровня своей некомпетентности». Хотя некомпетентность сотрудника на новой должности становится очевидной, его не увольняют и не понижают. Предыдущая должность, ведь, уже, как правило, занята. 

В бизнесе аналогичная ситуация. Человек сам на себя взваливает все больше обязанностей и ответственности и в итоге перестает справляться с задачами. Но опуститься чуть ниже уже не получиться. Меньше денег, выпадение из элитного круга общения. Да еще конкуренты воспримут это как слабость и захотят отобрать бизнес. 

Человек мучается и находится в постоянном стрессе. А наиболее депрессогенен именно стресс, который тянется, и человек не видит из него выхода в обозримом будущем. Вот тут его и поджидает тяжелая хроническая бессонница.

Хотя случается и дауншифтинг. Вспоминаю одного экс-министра, который рассказал мне, что как-то встал утром в понедельник и решил, что не пойдет проводить коллегию министерства, а просто уехал к себе в домик в деревне разводить цветы.

Вот и я, когда консультирую пациента с хронической бессонницей и понимаю, что надо что-то поменять в его жизни, а не назначать ему препараты, говорю свою любимую фразу: «Самая лучший вариант лечения Вашей бессонницы – бросаем все, едем в деревню, пасем корову». Интересно смотреть на реакцию и слушать ответы министров, депутатов, губернаторов или руководителей крупных корпораций. Зачастую они говорят, что это конечно самый лучший выход, но чуть попозже, а пока надо поработать. 

Тут, правда, важно учесть один момент. Еще на заре моей медицинской практики в 4-м Главном управлении один профессор дал дельный совет. Если ты говоришь с очень высокопоставленным чиновником или олигархом, то сначала скажи: «Я понимаю, кто передо мной, но давайте здесь я буду врачом, а Вы пациентом. Согласны?». Человек, естественно, соглашается. А вот после этого можно говорить даже не очень приятные вещи и не нарваться на неадекватную реакцию. Ведь можно предположить, что этот человек последние годы вообще не слышал каких-либо неудобных советов и тем более нравоучений от своего окружения и приближенных врачей. Но он же уже пообещал быть просто пациентом и внутренне уже не может отказаться от своего слова. 

Вариант второй: алкоголь, наркотики, таблетки. На время можно оттянуть ужасный конец, но это будет ужас без конца…. Слава богу, последние годы ответственные люди начали более здраво подходить к тому, что препараты – это не выход. 

 И третий вариант: когнитивно-поведенческая терапия, о которой я писал выше. Именно она позволяет эффективно помочь большинству людей с хронической бессонницей без назначения препаратов. Но я всегда объясняю пациенту, что это сложный и длительный процесс, который потребует усилий самого человека. Здесь я выступаю скорее не в качестве врача, а в качестве, как сейчас модно говорить, «life coach» (тренера жизни). Я понимаю, что надо делать, какие сложности могут возникнуть на этом пути, и как с ними справляться.   Но, как в спорте, тренер может объяснить, направить, поддержать или даже поругать, но человек сам должен пройти путь до достижения поставленной цели.

Здесь можно посмотреть отзывы пациентов по программе когнитивно-поведенческой терапии бессонницы:

Антонов Виталий Борисович (г. Киев).

Канищева Ольга Владимировна (г. Санкт-Петербург).

Еще лучше бороться со стрессом еще до того, как он привел к тревоге, депрессии или бессоннице. Это надо делать тогда, когда человек уже осознает, что ему трудно переносить стресс, но серьезных последствий еще не наступило. 

 Для этого можно использовать те же принципы когнитивно-поведенческой терапии, но сделав акцент на трех компонентах:

  • Работа с негативными мыслями и убеждениями.
  • Обучение техникам релаксации и повышения стрессоустойчивости.
  • Обучение здоровому образу жизни и гигиене сна. 

На своем клиническом опыте я убедился, что при должном усердии пациента за месяц-полтора можно кардинально улучшить его состояние и самочувствие, значительно ослабить влияние стресса на психику и сам организм, предотвратить развитие болезней стресса, в частности бессонницы. Причем, как я уже говорил ранее, мы за пациента ничего не делаем, мы его просто учим. А дальше человек может вполне справляться со стрессом сам, используя полученные навыки. Здесь хочется вспомнить древнюю китайскую пословицу: «Дайте человеку одну рыбу, и он получит пропитание на день, научите его ловить рыбу, и он получит пропитание на всю жизнь».

Но есть и обратная сторона медали когнитивно-поведенческого подхода. Много лет я плотно работал с психотерапевтами и психиатрами в плане лечения пациентов с бессонницей, тревогой и депрессией, обусловленными стрессом. Они тоже применяют те или иные когнитивные или поведенческие техники. Проблема заключается в том, что стандартный психотерапевтический подход требует массу времени. Вспоминаю одного пациента, который после посещения психотерапевта мне сказал: «Психотерапевт мне надавал заданий, которые я должен часа четыре в день выполнять. Да еще и еженедельно должен приезжать на 10 сеансов психотерапии. А у меня на заводе больше 50000 человек работает, и я должен с утра до вечера быть на боевом посту! Так что просто назначьте мне таблетки».  

Основываясь на многолетнем клиническом опыте работы с занятыми людьми я разработал и успешно внедрил собственную систему поведенческих и релаксационных техник, которая не требует больше часа в день. Более того, она разбита на короткие по времени элементы, которые практически не нарушают рабочий график человека. Концептуально она построена на том, что интервальная нагрузка переносится гораздо легче, чем постоянная. Если мы будем бежать без отдыха, то быстро устанем. Если же мы будем бежать-идти-бежать-итди, то в таком режиме сможем гораздо дольше сохранять силы. Это же относится и к мозгу. Если мы научим его напрягаться-расслабляться-напрягаться-расслабляться, то человек сможет гораздо дольше переносить стресс без последствий. Кстати, в этой ситуации он сможет и существенно дольше принимать эффективные решения, несмотря на тянущуюся стрессовую ситуацию. 

Само обучение также не выглядит обременительным, так как проходит онлайн по видеосвязи. Программа включает 4-5 занятий по полтора часа с интервалом в одну-две недели. Как я уже писал выше, от пациента требуется около часа времени в день на изучение материалов и выполнение определенных психологических и поведенческих техник. 

Закончить хотелось бы также словами из песни Владимира Высоцкого:
Вот и ко мне пришла беда –
Стартер заел.
Теперь уж это не езда,
А ерзанье.
И надо б выйти, подтолкнуть,
Но прыти нет –
Авось подъедет кто-нибудь –
И вытянет…

Вот я и помогаю вернуть «прыть» пациенту, чтобы он подталкивал, а я вытягивал. Так совместными усилиями мы и справляемся со стрессом и бессонницей.

Искренне Ваш,
Роман Бузунов
врач-сомнолог,
Президент Российского общества сомнологов,
профессор, доктор медицинских наук,
заслуженный врач РФ
www.buzunov.ru

Комментарии: