Президента Российского общества сомнологов,
заслуженного врача РФ, профессора, д.м.н.
zametki-o-poseshhenii-kongressa-amerikanskih-professionalnyih-somnologicheskih-soobshhestv-american-professional-sleep-societies-sleep-2012-boston-ssha-10-13-iyunya-2012-goda

Заметки о посещении конгресса Американских профессиональных сомнологических сообществ (American Professional Sleep Societies – SLEEP 2012 (Бостон, США, 10-13 июня 2012 года)

Комментариев: 4
14
07.12

Прежде всего, хотелось бы сказать, что Америка порадовала чисто по-человечески. Я уже третий раз был в США и каждый раз оставалось ощущение праздника. От аэропорта доехать до отеля – пожалуйста, 20 минут. Покушать – пожалуйста, цены в 2 раза ниже, чем в Москве. Заняться шопингом – пожалуйста, цены все так же в 2 раза ниже и все есть, что хочется купить (вещи, цвета, размеры и т.д.). И даже гей-парад по улицам Бостона – тоже, пожалуйста, и все радуются и веселятся, а на государственных учреждениях висят «радужные» флаги, что означает поддержку плюрализма в обществе. Ну, а экскурсия по Гарвардскому университету, расположенному в городке Оксфорд, как-то сразу объяснила, почему американцы впереди планеты всей в области науки, технологии и по количеству нобелевских лауреатов.

Переходя к сомнологии – они и здесь впереди планеты всей. На сомнологическом конгрессе было более 5000 делегатов. Для сравнения в российском Национальном обществе по сомнологии и медицине сна – около 70 человек. В США более 3000 лабораторий, у нас, дай бог, наберется 50. Причем, надо понимать, что лаборатория – лаборатории рознь. Например, в сомнологической лаборатории клиники Мейо имеется 24 диагностических койки для проведения полных полисомнографических исследований, в ней работает 25 врачей, 9 интернов и 27 медицинских технологов. А у нас медучреждение покупает небольшой скрининговый приборчик для мониторирования дыхания во сне и гордо именуется сомнологическим центром. Чтобы понять всю глубину пропасти, лежащей между нашим и их здравоохранением, можно привести всего пару цифр: у нас годовой бюджет здравоохранения – 550 млрд. рублей, у них 2,5 триллиона долларов, т.е. около 75 триллионов рублей или приблизительно в 130 раз больше, чем у нас. Если же пересчитать на душу населения, то в США тратится из государственного бюджета на здоровье каждого гражданина в 60 раз больше, чем на россиянина. И это, если не считать, что по некоторым подсчетам до половины нашего бюджета расходуется, мягко говоря, не очень рационально. Так что, нам надо себя сравнивать не с США, а с Папуа Новой Гвинеей или с Верхней Вольтой.

Да, интересен еще один факт. Из России было всего три человека, а из маленькой-маленькой Чехии – 5. Ну, да ладно, хватит сравнений, перейдем непосредственно к сомнологии.

Конечно, мировой финансовый кризис не прошел бесследно и для американских сомнологов. Если до 2008 года в течение практически 10 лет прирост числа лабораторий и проверок сна ежегодно превышал 10%, а иногда доходил и до 20%, то последние пару лет отмечается стагнация, а по ряду позиций даже небольшой откат назад. Все банально объясняется деньгами. 5-6 лет назад страховые компании выплачивали сомнологическим центрам около 1500 долларов за каждое проведенное исследование. Как тут не развиваться? Но последние годы имеется четкая тенденция к снижению выплат, которые сейчас составляют не более 800 долларов за исследование. Хочу заметить, что если бы нашему отделению медицины сна в санатории «Барвиха» государство или страховые компании выплачивало даже 800 долларов, то мы бы зарабатывали около 50000 долларов в месяц и весьма неплохо существовали.

Понятно, что профессиональное сообщество в лице Американской академии медицины сна заинтересовано в максимально сложных и дорогих исследованиях, что повышает как благосостояние медицинских центров, так и врачей-сомнологов. Но государство, тем более в период кризиса, заинтересовано в максимальной экономии средств, но при условии сохранения оптимальных стандартов помощи. Этим объясняется, что в 2008 г. Американская медицинская ассоциация (считающая деньги налогоплательщиков)  решила, что достоверный диагноз синдрома обструктивного апноэ сна можно поставить, используя прибор, который имеет всего 2 датчика: пульсоксиметр и носовую канюлю для регистрации дыхания (так называемый респираторный монитор). И стоимость этого исследования всего 150 долларов. Отцы основатели американской сомнологии конечно громко возмущались, но в конце концов, приняли правила игры. И в настоящее время число полных полисомнографий снижается, а число проверок с помощью респираторных мониторов быстро растет.

Показательно и то, что сомнологическая индустрия достаточно быстро перестроилась. Если 6-7 лет назад респираторных мониторов было раз-два и обчелся, то на выставке, приуроченной к конгрессу, я насчитал больше десятка портативных скрининговых систем. При этом оборудование для полной полисомнографии практически не претерпело существенных изменений и новых брендов не появилось. Это говорит о том, что производители бросили все силы на разработку именно скрининговых диагностических систем. Еще интересно отметить, что из более чем 100 представленных на выставке компаний, только 3 или 4 были фармацевтическими, которые предлагали те или иные препараты для улучшения сна. Остальные компании были производителями различного диагностического и лечебного оборудования. В определенной степени это свидетельствует о кризисе в производстве препаратов, влияющих на сон. Фактически за последние 15-20 лет на рынок были выведены лишь несколько новых брендов. А старые препараты особого смысла продвигать на выставках нет, так как они уже потеряли патентную защиту, что привело к появлению дешевых дженериков, которые массово производятся в странах третьего мира.

Теперь немного об оборудовании для СИПАП-терапии. В основе бурного роста сомнологии в последние три десятилетия, конечно, лежит изобретение Колином Салливаном аппарата для СИПАП-терапии в 1981 году. Стоит заметить, что до 80% пациентов в сомнологических лабораториях составляют больные с расстройствами дыхания во сне, а в основе их лечения лежит именно СИПАП-терапия и различные более современные ее разновидности. Первые пару десятилетий различные компании каждые несколько лет выпускали «прорывные» модели, которые были существенно легче, меньше, тише и с большим набором функций. Например, вес СИПАП-аппаратов снизился в 10-15 кгдо 1-1,5 кг. Но последние 5-6 лет ничего принципиально нового создано не было. Причем модели практически всех ведущих компаний стали близнецами-братьями по набору функций. Мне кажется, что здесь уместна некоторая аналогия с автомобилями. Чем отличается BMW 5 серии от Audi 6 серии? Некоторые отличия, конечно, есть, но они совершенно не принципиальные.

Научная программа конгресса была обширной и охватить ее полностью совершенно не представлялось возможным, так как параллельно шли 8-10 секционных заседаний. В сферу моих интересов попал синдром обструктивного апноэ сна, синдром центрального апноэ сна, синдром беспокойных ног, циркадные нарушения сна, а также организационные аспекты сомнологии. Честно говоря, я мало что услышал принципиально нового по сравнению с тем, что уже написано в различных клинических рекомендациях, стандартах практики и консенсусах (их можно посмотреть на www.guidelines.gov – сайт, где собраны все опубликованные гайдлайны или www.aasmnet.org – сайт Американской академии медицины сна). Я, уж, не говорю о тысячах оригинальных работ по сомнологии, доступных в Интернет.

Относительно организационных аспектов, надо отдать должное американцам, они очень серьезно подходят к аккредитации сомнологических лабораторий, сертификации специалистов, стандартизации методов диагностики и лечения. Причем этим занимается не государство, а общественная организация – Американская академия медицины сна. А страховые компании, как частные, так и государственные, в большинстве своем работают только с аккредитованными лабораториями и сертифицированными специалистами. Тем самым поддерживаются весьма высокие стандарты сомнологической помощи. К сожалению, в России ничего подобного нет. Стоит отметить, что на уровне Минздравсоцразвития нет НИ ОДНОГО документа, регламентирующего работу сомнологических лабораторий. Как я уже говорил ранее, у нас можно приобрести какой-нибудь скрининговый монитор и именоваться сомнологическим центром. При этом с данным монитором могут работать врачи, которые имеют весьма отдаленные представления о сомнологии, так как у нас отсутствует обязательная подготовка врачей в этой области. Наше отделение совместно с Учебно-научным центром Управления делами Президента РФ в течение последних 6 лет два раза в год проводит цикл усовершенствования врачей «Диагностика и лечение храпа, апноэ сна и соннозависимой дыхательной недостаточности», но этого, естественно, недостаточно для полноценной подготовки врача сомнолога, который должен диагностировать и лечить все расстройства сна. Вероятно, Национальному обществу по сомнологии и медицине сна необходимо разработать адаптированные к условиям России стандарты сомнологической помощи, внедрить добровольную систему аккредитации сомнологических центров, а также разработать образовательные стандарты для подготовки врачей и медсестер в области сомнологии. Конечно, было бы неплохо дождаться этих документов от Минздравсоцразвития, но в скорое наступление официального «сомнологического рая» на нашей грешной земле верится с трудом. Однако, дорогу осилит идущий…

Комментарии:
  • Sergei:

    te je problemi v Belarusi i v Ukraine , somnologia tolko dlia eliti , pozor

  • Наталья Сергеевна Кудрявцева:

    Роман Вячеславович, здравствуйте! Очень интересные заметки! Действительно, у нас сильно «пробуксовывает» даже само понимание проблемы нарушения дыхания во сне….. Будем надеяться, что благодаря таким как Вы энтузиастам дело сдвинется с места! Удачи Вам!
    С уважением
    Н.С.Кудрявцева

  • Вадим Луганский:

    Роман Вячеславович, спасибо большое за полезную и интересно представленную информацию. Приятно, что есть такие увлеченные и грамотные профессионалы, готовые делиться любой полезной информацией и помогать не только пациентам, но и своим коллегам.
    Всех Вам благ. Очень дорожу знакомством с Вами.

  • Привет Рома! Все прочитал и хочу сказать тебе, что ты большой молодец. Спасибо. Мне было очень интересно и во-всех, именно во-всех аспектах этого отчета и с твоими мыслями я абсолютно согласен. Обнимаю и до связи.