Президента Российского общества сомнологов,
заслуженного врача РФ, профессора, д.м.н.

«Как я устроился на работу в санаторий «Барвиха»

Санаторий "Барвиха"Вся моя трудовая деятельность связана с Клиническим санаторием «Барвиха». Фактически, придя в санаторий после ординатуры, я больше ни разу не менял место работы и вот уже, страшно подумать, 21 год работаю в санатории.
Как же так получилось, что я оказался в самом (долго думал, какое подобрать слово!) легендарном санатории России? Думаю, что сыграли роль мои целеустремленность и настойчивость, помноженные на цепь счастливых случайностей.
К концу второго года ординатуры (я учился в ординатуре 4-го Главного управления Минздрава СССР – об этом можно почитать в отдельном посте) я узнал, что меня планируют распределить в санаторий «Загорские дали». Это не очень радовало , так как Загорск – это далеко не Москва и это далеко от Москвы. Я понимал, что о дальнейшей научной карьере, вероятно, придется забыть, да и возможностей для самореализации и карьерного роста будет немного.
После первого года ординатуры, подрабатывая фотографом в пионерском лагере, я познакомился с Евгением Викторовичем Ермолаевым – врачом из санатория «Барвиха». От него я и узнал достаточно много подробностей о санатории. Тогда это была не очень открытая информация. «Барвиха» обслуживала высших должностных лиц государства и просто так туда врачи не попадали. Помню, во время обучения нас возили на экскурсию в разные санатории 4-го Главного управления («Подмосковье», «Русское поле», «Загорские дали»), но не «Барвиху».
Перспектива поехать в Загорск меня не радовала, и я приехал в отдел кадров «Барвихи» и сказал, что хочу у них работать. Первый вопрос был: «Где ваше направление?». У меня его, естественно, не было. Это несколько удивило, но, вероятно, в этот день звезды расположились удачно, и меня сразу не попросили за дверь. Выяснили, где и как учился, что умею, что хочу. Я заканчивал ординатуру по терапии, но у них свободной ставки терапевта не было. Но имелась вакансия врача функциональной диагностики. Меня сразу предупредили, что заведует отделением Козлова Лидия Ивановна – весьма строгая и своеобразная женщина. И еще большой вопрос, понравлюсь ли я ей. Но я сказал, что попытаюсь.
Еще одна счастливая случайность заключалась в том, что как раз накануне отделение получило много диагностического оборудования. Основной проблема заключалась в том, что руководства пользователя — были на английском. Без знания языка оказалось сложно понять, , как на этом оборудовании работать. Лидия Ивановна сказала мне, что если новый холтеровский монитор и монитор артериального давления заработают через 3 дня, то она готова меня взять на работу. Они заработали через 3 часа. Надо было только почитать руководство пользователя и нажать на нужные кнопки. Еще раз вспоминаю с благодарностью родителей, которые дали мне возможность заниматься в школе 6 лет с частным преподавателем английского языка. Да и в институте я окончил двухлетние курсы переводчиков.
Итак, добро от Л.И. Козловой было получено. Немаловажную роль сыграл и профессор Сидоренко Борис Алексеевич, у которого на кафедре кардиологии и общей терапии я проходил обучение в ординатуре. Так как ситуация была нестандартная, отдел кадров попросил в неформальной беседе дать мне характеристику. Борис Алексеевич сказал, что «Барвиха» не пожалеет, если возьмет меня, за что ему огромное спасибо. Ведь, он в определенной степени взял на себя ответственность за мое распределение. Дальше уже оставались формальности. Статус «Барвихи» позволял брать врачей без оглядки на запросы из других учреждений. Итак, я стал врачом легендарного Клинического санатория «Барвиха».