Президента Российского общества сомнологов,
заслуженного врача РФ, профессора, д.м.н.

Поступление в медицинский институт

Как я уже писал, врачом я решил стать еще классе в шестом. Осталось дело за малым: выбрать институт и поступить в него. Ближайший медицинский институт был в Донецке (Украина). Но знающие люди сразу предупредили, что без взятки туда поступить практически невозможно. А мои родители принципиально были против «благодарности» экзаменаторам. Уже точно не помню, чья была идея, но было решено сначала попробовать сдать экзамены в Военно-медицинскую академию в Ленинграде, просто в качестве тренировки. Дело в том, что экзамены в Академию принимали на месяц раньше, чем в обычных институтах. Более того, если абитуриент хорошо сдавал экзамены, но не добирал баллов в Академию (а там был очень большой конкурс), то с этими баллами он мог поступить в Ленинградский медицинский институт уже без сдачи экзаменов.
Почти целый месяц пришлось жить в казарме и «грызть гранит науки». Самое неприятное впечатление осталось от погоды – практически все время шел дождь (и это в июле!). Уж не помню всех перипетий экзаменов, но набрал я 23 балла (из 25 возможных), что было весьма неплохо . Еще запомнилось написание MMPI теста, который состоял, кажется, из 566 вопросов и определял профпригодность будущих офицеров. Тогда мне результаты не озвучили, но в последствии я ради интереса его опять написал. Получился основной плюс в педагогике и научной деятельности, основной минус – в административной деятельности и бухгалтерии .
Моих 23 баллов не хватило для двух самых востребованных факультетов «Сухопутные войска» и «ВДВ», но оказалось, что я проходил на факультет «Военно-морские силы». Там готовили врачей для флота и, в частности, для атомных подводных лодок. Наступил день распределения. Вызвали меня и говорят, что вы зачислены на факультет ВМФ. Так как в мои планы не входила учеба в военном заведении и, тем более, служба на подводной лодке, но сказать об этом прямо на распределении было не очень хорошо, то я сказал генералу, что хочу учиться только на сухопутном факультете. А когда он сказал, что мне нужно помалкивать и радоваться тому, что предлагают, заявил, что тогда вообще не хочу у них учиться и забираю документы. Не буду в точности передавать его фразу, но в литературной обработке это звучало так, я должен идти подальше и еще об этом пожалею.
Относительно «пожалею» я понял буквально на следующий день. Дело в том, что распределение проходило где-то 27 июля и мне банально не хотели отдавать документы ни 27, ни 28, ни 29. А 31 июля был последний день подачи документов в медицинские институты. Слава богу, в это время меня «страховали» родители. Отец обратился в горком КПСС Ленинграда с жалобой на ущемление конституционных прав гражданина на обучение. И надо же, случилось чудо – 30 июля документы мне вернули. Так вот, получается, что КПСС даже поспособствовало моей медицинской карьере. Может быть, в знак благодарности проголосовать за коммунистов на следующих выборах в Государственную Думу? : -).
Но случилась еще одна маленькая неприятность. Именно в год моего поступления в Академию в Ленинградском медицинском институте почему-то решили не признавать результат сданных в Академию экзаменов. Встал вопрос о новой сдаче экзаменов. Можно было остаться поступать в Ленинграде, но его климат меня совсем «достал», да и Москва была как-то попрестижней.
Билетов в Москву, конечно же, не было, но были «понятливые» проводники. Мы сели в поезд и в 6 утра оказались в Москве. Размышлял я не очень долго. Если, уж, Москва, то тогда 1 Московский медицинский институт им. И.М. Сеченова. Как говориться, Первый – он всегда Первый. Последняя трудность возникла в том, что документы не принимали без медицинской комиссии института (а до окончания сдачи документов оставалось 3 часа!). Но разговор отца с заведующей поликлиникой тоже увенчался успехом. Я, ведь, до этого проходил 3 медкомиссии для поступления в Академию. Справку признали – и я абитуриент!
Зачислен я был на последний поток поступающих – 120 человек. Первый профилирующих экзамен биология. Я, честно говоря, по этому поводу не очень переживал, так как много ей занимался. Ответил по билету все и даже более того, но споткнулся на еще одном дополнительном вопросе о строении стенок сердца: эпикард, миокард, эндокард. Вспомнил только две последних. Но, слава богу, это не входило в школьную программу, видимо экзаменатор решил проверить, на что я все-таки не отвечу. В итоге – «пятерка». Из потока – 70 двоек. Химию я тоже неплохо знал, был письменный экзамен, получил «четверку», но так и не понял за что, так как все ответил. После химии из 50 осталось 40 человек.
После экзамена по химии мы получили информацию, что с моими баллами из Академии меня примут без экзаменов в Саратовский медицинский институт. Но решение надо было принять практически сразу. Я его сразу и принял – не поеду «в глушь в Саратов», хотя, конечно, существовал риск того, что в Москве могу и не поступить.
Главное, чего я боялся, это сочинения. Я уже писал о том, как меня переучивали в школе с левой руки на правую. В результате в аттестате у меня были только две четверки: по русскому языку и литературе. И то несколько натянутые, потому что все остальные были пятерки. Я подошел к написанию сочинения максимально утилитарно – там было всего 3-4 причастных оборота и никаких сложноподчиненных или сложносочиненных предложений. Просто, понятно, конкретно и без всяких литературных изысков.… Ждать было весьма непросто. Оценки поехал проверять отец. Смотрит издалека на список, а там тоже «куча» двоек – приблизительно каждый третий. Подошел поближе, посмотрел верху вниз – меня нет, снизу вверх – тоже нет.
В общем, до физики добралось всего 25 человек, причем нам открытым текстом сказали, что наставили так много двоек, что все, кто дошел до последнего экзамена – практически студенты, если не получат двойку. Как-то и преподаватели разительно поменялись – нас оставили готовиться без всякого присмотра. Все списывали, с чего хотели, некоторые даже учебники принесли. Принимали тоже очень доброжелательно. Мне экзаменатор сказал, что «четверку» я уже заработал, но может задать вопрос на «пятерку». Как сейчас помню, надо было показать, куда приложить минимальную силу к кубу, чтобы его перевернуть. Я приложил не туда … Но это уже ничего не меняло. Я поступил!